Дети, рожденные суррогатными матерями, вне закона

Ламара Феохаровна Келешева - успешный ученый, доктор медицинских наук, академик Российской секции Международной академии наук. В НИИ нормальной физиологии им. П.К. Анохина руководила лабораторией физиологии мотиваций, где участвовала в изобретении, внедрении новых препаратов для лечения алкоголизма и др.. Сейчас она на пенсии. Была у нее семья: муж и сын.
В 2005 году ее 23-х летнему сыну Михаилу поставили страшный диагноз - острый лейкоз. Перед проведением курса химиотерапии Михаилу предложили сдать сперму на криоконсервацию. Так как после проведения такого курса лечения иметь своих детей шансов мало, а в будущем при желании человек может воспользоваться своим генетическим материалом и по программе суррогатного материнства иметь своего биологически (генетически) родного ребенка. Борьба Михаила и усилия врачей не победили острый лейкоз, и в 2008 году он умер.
Ламара Феохаровна после смерти сына решила воспользоваться суррогатным материнством и родить детей от Михаила. Муж ее был против внуков, рожденных суррогатной матерью. Она обратилась к духовному отцу своего умершего сына - игумену монастыря Святой Троицы отцу Кириллу. Данный монастырь находится рядом с греческим городом Салоники. Ламара Феохаровна шла к отцу Кириллу со смятением, так как знала отношение религии к вспомогательным репродуктивным технологиям: донорству ооцитов, суррогатному материнству и экстракорпоральному оплодотворению (ЭКО). Беседа была долгой, отец Кирилл дал свое благословение на суррогатное материнство, сказав: родиться детям или нет - воля Господа.
Для того чтобы, иметь детей сына, Ламаре Феохаровне нужно было найти двух женщин, из которых одна пожертвует свои яйцеклетки и станет донором ооцитов/яйцеклеток, а вторая женщина станет суррогатной матерью и выносить детей. Ламара Феохаровна среди родственников собрала деньги, так как одна попытка проведения программа суррогатного материнства стоит десятки тысяч рублей.
Вначале она провела пять неудачных попыток ЭКО в одной из клиник Грузии. Затем обратилась в клинику Донецка, где ей порекомендовали для увеличения успешного исхода воспользоваться услугами двух суррогатных мам. Беременность наступила с первой же попытки у обеих суррогатных мам, причем у каждой суррогатной матери была двойня. 6 января 2011 года в одном из московских родильных домов родились два мальчика, а через два дня – мальчик и девочка. За детьми стали ухаживать сама Ламара, ее младшая сестра и няня. Муж развелся с Ламарой незадолго до рождения внуков. Ламаре Феохаровне сейчас 57 лет, и она уверена, что у нее хватит сил и финансовых средств на воспитание детей.
Но проблема в том, что малышам уже почти пять месяцев, а у них нет свидетельства о рождении. Ламара Феохаровна хочет себя записать матерью детей, а покойного сына – отцом. Бабушкинский районный ЗАГС отказал Келешевой в регистрации, в связи с тем, что услугами суррогатной матери в нашей стране могут воспользоваться только супружеские пары. После этого она обратилась Бабушкинский суд, который ей также отказал в регистрации детей. Келешева подала кассационную жалобу в Мосгорсуд, где также ей было отказано.
Получается, что дети есть, а официально по документам их нет…. Пробелы российского законодательства в области вспомогательных репродуктивных технологий. Вероятно Ламаре Феохаровне придется обращаться в Верховный суд РФ.
Что будет дальше?.............